В гостях у сказочницы

Элинайа Санлайт, авторская страница.

Сказка про царевну-лягушку

Я перепрыгивала с кочки на кочку, а этому болоту конца и края не было видно. Зловонные пары не давали дышать, казалось ещё немного и я или утопну в этом проклятом месте или же задохнусь. Я подымала подол как можно выше, чтобы уберечь платье от этой грязи. Но как тут уберечься? Болото оно ведь болото - засосёт и не заметишь, без чьей-то помощи уже и не спасёшься.

-Где же она? - бормотала я сквозь отчаяние и страх. Отчаяние... Надоело мне всё это и хотелось домооой. Страх... Боялась вдруг не найду и придётся возвращаться не солоно хлебавши.

-Где же ты? - умоляла я судьбу сжалиться надо мной.

-Царевнааааа.... Аууууу.... - доносился крик Ивана где-то далеко-далеко, казалось вообще из прошлой жизни.

-Ага, так я и отозвалась — хмыкнула я в ответ — пока стрелу не найду возвращаться мне нельзя... заказано... - Ах, вот и ты, моя родненькая, где запропастилась — засюсюкала я радостно и облегчённо, подымая стрелу застрявшую в пучке прошлогодней травы. Ещё немого и утонула бы она, так и пришлось бы мне скитаться по этому болоту всю жизнь.

-Ау! Ау! - доносилось уже с противоположной стороны болота отчаянные крики Ивана.

Я, не обращая внимания на грязь и вонь, уселась на кочке и бережно гладила найденную стрелу.

Стрела, как стрела, таких пруд-пруди... Но это на первый взгляд обычная стрела. А если копнуть глубже, таких стрел всего три на всём белом свете.

Одна была у Ивана, царевича бестолкового, вторая у его братца Мифодия-благодатного, но он принял постриг, так что ему стрела не нужна уж боле, и была она схоронена в укромном месте до лучших времён... Эх, знать это место, не пришлось бы по болотам шататься.

А третья, третья-то стрела была у их батюшки. Он берёг её как зеницу ока, никому не показывал, вот мне только разочек удалось упросить его, да и то, знаю, после этого перепрятал он её, да охрану приставил. Не добраться никак...

А мне она страсть как нужна. Стрела-то не простая, волшебная. Не, она не желания исполняет. И не невесту ищет. Сказки всё это, для таких, как Иванушка-царевич. На самом-то деле стрела ....

Не, не буду пока говорить, потом расскажу.

-Так вот какая ты — рассматривала я свою находку. Какую комбинацию мне пришлось провернуть, чтобы заполучить тебя — улыбнулась я ей. Ивану-царевичу наврать про невесту, вот теперь ходит ищет...

А мне воля нужна...

Давно это было — жизней пять-шесть назад. Тихая да скромная монашка доживала свой век в захолустном монастыре, куда сослали её заботливые родичи. Прикрываясь заботой и любовью к ней - княгине, сослали в Богом забытый монастырь, а сами растянули её состояние, разворовали всё, что можно, камня на камне не оставили от семейного замка. Там где была радость — теперь смерть. Где был шум — тишина. И где цвели розы, сейчас пустошь.

Княгиня ни сожалела, ни жаловалась на судьбу, приняла всё, что выпало ей, как данность. И спокойно доживала свой век, пока не случилось следующее. Заботливые родичи проявили такую рьяную заботу о её жизни, что пришлось княгине уйти в жизнь иную раньше срока...

Вот такая она — неволя... Даже когда помирать за тебя решают.

В последний миг, княгиня не проклинала, нет, она всего лишь попросила Отца заступиться за неё.

Догорела лампадка в маленькой кельи, скрыла наступающая темнота лицо усопшей, да так и ночь прошла, пока не забрезжил рассвет. А когда стало посветлее обитатели монастыря удивились исчезновению тела монахини, бывшей когда-то в миру княгиней.

Я сидела посреди болота, рассматривала стрелу и вспоминала... Давно это было, давно...

Наутро в келье пропавшей монахини обнаружили лишь три стрелы на её кровати. Три стрелы, сложенных крестом с двумя перекладинами. Настоятель монастыря освятил их да и спрятал. Кто считал это явлением чудом, а кто... Хранились эти стрелы в монастыре и никто не вспоминал за них на протяжении пары сотен лет. До того момента, пока не грянул гром.

-Нда, трудные жизни, постоянные попытки обрести свободу — думала я, вспоминая и вспоминая то, что было.

Гром грянул среди ясного неба и гроза, небывалая за всю историю монастырской жизни обрушилась на обитателей этого тихого и богоугодного места, оглушая и сметая всё на своём пути. Пожар начался внезапно то ли от грозы, то ли от чьего-то недосмотра. Спасти успели только лишь личные вещи да несколько самых дорогих сердцу настоятеля икон.

Больше ничего не уцелело, кроме трёх стрел, лежащих посреди пепелища в форме креста с двумя перекладинками...

Монастырь отстроили, стрелы причислили к святыням монастыря.

Две жизни ушло на то, чтобы понять, что там где стрелы, там и я, порознь мы не сумеем существовать.

Я в последний раз погладила стрелу и переломила её о своё колено.

-Вот теперь я свободна.

Остальные стрелы без этой утратили свою силу и значимость, они стали простыми.

-Вот так то — пробормотала я и побрела назад.

Ещё две жизни ушло, чтобы всеми правдами и неправдами переместить стрелы в это место.

Пять-шесть жизней превратили место, на котором когда-то был замок в гниющее болото.

Я брела по нему, в одной руке держа обломки судьбы, тьху ты стрелы, а другой придерживая подол.

Я не обращала внимания на крики царевича.

-А ведь не угомонится, всю жизнь искать будет — подумала я вскользь. Но потом мои мысли переместились на более значимый для меня объект размышления — всё, наконец-то я стану нормальной обычной девушкой, не совсем обычной, царевна всё-таки, но свободной — размышляла я доходя до края болота. - Пара жизней уйдёт на потерю остроты от этого приобретения, ещё парочка жизней чтобы подзабыть события прошлых, ещё какая-та пара-сотня лет и всё... воспоминания сотрутся и я стану такой же как все, не помнящей своего прошлого.

Ещё одна жизнь ушла на понимание взаимосвязи моей свободы и присутствия странных стрел в своей жизни.

Я выбралась на берег и, услышав, очередной крик Ивана, пробормотала:

-А ведь не успокоится, что же подшучу над тобой.

Я тихо-тихо подошла к лягушке, сидящей недалеко в траве, аккуратненько положила перед ней обломки стрелы и также аккуратно и тихо пошла прочь.

-Я свободна и впереди целая жизнь — думала я, уже не слыша позади:

-Ой, царевна, что с тобой случилось?! Ну ничего, ничего — всхлипывал Иван — знать такая моя судьба...

Последняя жизнь ушла на осознание того, что свободу можно получить сломав любую из стрел, но в обмен теряет свободу тот, кто владел этой стрелой.

-Неужели вся эта история закончится так бестолково? - подумала я немного грустно — И почему стрелы? - спросила в который раз сама у себя.

-Это моя избранница — лепетал краснея Иван-царевич, показывая лягушонку отцу.

-Потому что более всего на свете княгиня, я то есть, любила охоту — отвечала сама себе же.

-Ну Иван, ну ты и дурак — потешались над ним братья.

-Неужели свободу можно получить отняв её у кого-то? - эта мысль не давала мне покоя который день.

А на седьмой день, когда стемнело я пробралась во дворец и выкинула лягушку-самозванку прочь... то-то Иван-царевич удивился...

© 2011 Элинайа Санлайт